Снова о личном, образовательном и творческом

1 сентября на протяжении моего обучения в школе, лицее, университете вечно сопровождалось ожиданием.

1 класс

Ожиданием, что вот в этом-то году будет что -то такое увлекательное и увлекательное, ожидание чуда от школы и иных образовательных заведений.

Ожидания никогда не оправдывались. Всюду следование программе. Возможно, программа может быть костяком. Но не голым. Зачастую пересказ учебника. Учеба раздельно, жизнь отдельно. География отдельно от биологии, а физика от русского стиля. Скучные уроки, перемены проводили в игры в догонялки. Видимо необходима была физическая разрядка от длительного сиденья за партой.

Я с благодарностью и бездонным уважением вспоминаю одну учительницу, какая пришла к нам в пятом классе. Когда она закатывалась в класс, для нее были только мы. Её личной, семейной жития не было. Не было ее забот о хозяйстве и прочих проблем, какие есть у сельских жителей. Вернее проблемы были, но она их с собой в класс не брала. И никогда нас не делила на пятерочников и двоечников, не измеряла материальным и социальным статусом наших родителей нас. Мы были все ценны для нее и каждый ученик отдельно. Она преподавала русский стиль и литературу. Мне кажется могла преподавать и любой иной предмет. Это было не важно. Важно было состояние, в каком она встречалась с нами и ее принятие нас. Этот ценный для меня поддерживающий эксперимент. Я всегда рада навестить ее, когда езжу на свою малую родину.

Позже я поделилась с преподавателем в ВУЗе о том, что можно ведь строить задания интересно и увлекательно, так чтобы запускались процессы в любом свои. Специальность у меня была не особо созидательная. При этом и в ней находились виртуозы оптимизации налогообложения и построения различных схем получения барыши. Скучные пары различных экономик, не имеющих взаимоотношения к реалиям тех дней, редко посещали такие вот живые экономисты и аудиторы. Преподаватель мне отозвался, что у неё нет задачи заинтересовать, есть задача выдать материал.

Дочери 3,5 года. И мы порой ходим на дела снова в надежде, что ей будет интересно и увлекательно. Она сама упрашивает найти ей танцы, музыку и место, где можно резаться с детьми. В конце мая мы переехали в Истру. Летом сходили на дела по творчеству и танцам в ближайший детский клуб.

Штамп творческого занятия не отличается от того, какой я описывала здесь. Схема та же. Вырезаем все равно. Ждём, когда все закончат вырезать свои детали. Приклеиваем равно. О, осталось время. Давайте нарисуем что-нибудь на этом морском зверином. Вот вам, дети, по карандашу. Лада сказала: «Я желаю выбрать сама». Преподаватель согласилась и предложила избрать из двух. У меня настойчивая дочь. Она настояла на своём выборе из итого стакана с карандашами. И выбрала 4.

Вот из таких мелочей, порой невидимых и не очевидных, формируется взрослый человек. Я ж в себе порой отслеживаю, как я выбираю из двух или соглашаюсь на одинешенек вариант, которые мне предложили. И учусь опять видеть целую «коробку карандашей».

Ещё из «мелочей» созидательного занятия. Она была младшей и преподаватель спросила умеет ли Лада вырезать ножницами. Лада положительно ответила. Похоже, ответ был не важен. Уже сквозь три минуты преподаватель начала настойчиво помогать Ладе вырезать её деталь, не спросив, необходима ли ей помощь. В обществе взрослых уважают больше, попробуйте забрать у взрослого предмет его труда, не спросив. Ну и на выходе: «завершённый проект» одно морское скотина из двух деталей и час времени. За час можно обставить целую морскую историю.

Работы, какими украшена комната творчества в детском клубе, выполнены приторно верно. Предполагаю, что они образец работы взрослого.

Если кушать образец, то есть направление куда влечётся, чтобы быть похожим на «образец» вместо того, чтобы мастерить что-то свое.

Тренинговые компании обучают взрослых выходить из шаблонов и становиться собой, уникальными, а ребяческие центры вгоняют воображение детей в штамп (к счастью, исключения есть).

Второе дело в Истре: танцы. В Питере Лада ходила на хореографию. Тут это было долгожданным событием. Юбочка, чешки, прическа. И её разочарование, когда зазвучала музыка и завязалась спортивная тренировка. Я сама растерялась. Лада спросила меня тихонько: «Мама, а пляски когда будут?» Я ответила, что скорее итого это и есть танцы. В этом клубе дело называется танцами. Спросила ее, хочет ли она удалиться. Она сказала, что подождет немного, вдруг будут пляски. Ждала целых 10 минут. Мы удалились.

За все мои 33 года я была впервые на подобный жесткой тренировке, где детям раздают команды (влево, вправо, присели, встали). Понятно, что это нужно и уместно. Проблема ведь в другом: как. Жестко. Без чувств и погружения в ощущения тела.

Мой розыск занятий, школ, студий продолжается в независимом режиме.

Компромиссов для меня в этом проблеме нет. Соглашаться на то, где чуть-чуть не нравится, не находит ответа внутри это все равно что предать себя. Это как можно чуть-чуть уступить, пойти на махонькую ложь, потом еще одну и уже через немало лет заметить, что правда и ложь смешались так, что необходимо время отделить одно от другого.

Одного дела было достаточно, чтобы дочь перестала писать и просила меня рисовать на следующий день. Обыкновенно мы рисовали вместе дома и на улице на асфальте. Произнесла, что у нее не получаются круглые колеса у поезда. До этого было не значительно получаются или не получаются. Она не оценивала их форму. Она их попросту рисовала. В этом возрасте и более старшем, я размышляю, это естественно — просто рисовать, свободно писать. Мне понадобилось три дня, чтобы ее «разрисовать». Я рисовала у вагонов поезда различные лапы, хвосты, когти, башмаки и трунила с нею о том, что поезд может и так и так может передвигаться, она настаивала на колесах. И писала колеса.

Я не претендую на истину, я поделилась своим экспериментом, наблюдениями, поиском и я не знаю, каким надлежит быть детское и любое другое творчество. Но оно мне ощущается вечно живым. Шаблоны, техники, приемы могут быть, если они расширяют созидательное пространство и воображение.

Например, сегодня дочь и ее подруга писали у нас дома. Я дала им распечатанные листы бумаги с изображением различных стволов и веток деревьев. Они из десяти вариантов избрали одинаковые. А деревья нарисовали абсолютно различные. С первого взгляда сразу можно не приметить одинакового ствола.

Ладе нравятся тетради кумон: лабиринты, поделки, вырезалки, часы, счет, пазлы. Обыкновенно она работает в тетрадях, когда я готовлю. Для немало персонажей мы придумываем небольшую историю, сюжет, как-то обсуждаем то, что уже представлено в тетрадях.

Немного нашего семейного фотоархива:

Ладе 1,8 , Москва

2 года, пос. Некрасовский. Раскрасить звериных — ее идея.

2 года 9 месяцев. Санкт-Петербург. Раскрашиваем снег.

2 года 10 месяцев. Санкт-Петербург. Из цветной воды мастерим льдинки, из которых выкладывали цветы, мастерили ледяной подсвечник.

3 года. Санкт-Петербург. Созидательное погружение в «Каштане». Это по нашему. Только мы на стенах пока не пишем.

3 года, дер. Мотяково. Лада о своей полотну: «Море бывает разное»

дер. Мотяково. Семейный вечер. Вырезаем-клеим совушек и пташек.

3 года, г. Истра

3 года г. Истра. Рисунок на соленом тесте. Подарок другу на день рождения.

Заметила детей за сказкой. Лада показывает Всеславу репку с новоиспеченными главными героями. Героев в разное пора слепил папа. В этой сказке они впервые соединились в один сюжет.

3 года, Истра. Папа Карло вырезал Буратино из полена, а Лада — из бумаги.

Поделитесь своим школьным экспериментом или опытом своих детей в комментариях?

Если бы у вас была возможность что-то изменить в школьном образовании, чтобы вы изменили/прибрали/добавили/привнесли в первую очередь?